Хаос во имя порядка. Настоящая история трех поросят

1487610396187287119

Все знают сказу про трех поросят. Двое братьев – легкомысленные, ленивые, безответственные. Третий – полная противоположность. Наф-Наф усердно трудится, чтобы подготовиться к зиме. Он аккуратно рисует проект дома, подбирает качественные стройматериалы, ему не до игр и забав. Он целиком и полностью посвящается себя достойной цели – обретению полной безопасности и упорядоченности.

Когда на сцене появляется волк, Ниф-Ниф и Нуф-Нуф переживают не самые приятные моменты. Их “домики” – слабая защита. Так что, все трое в итоге спасаются в крепости, выстроенной Наф-Нафом. У этой сказки существует несколько концовок. Согласно одной из них, не в силах разрушить добротное строение, волк просто убирается восвояси. Согласной другой – он пытается залезть внутрь через дымоход и падает в котел с кипятком.

Интерпретация

Нэнси Догерти и Жаклин Уайт метко подмечают, что сюжет и динамика “Трех поросят” точно передают суть обсессивно-компульсивного характера. Главные ценности такого человека – безопасность, порядок, чистота и предсказуемость. С годами в его психике формируется нечто вроде домика Наф-Нафа – жесткие, несгибаемые защиты. За этими стенами такой человек и пытается скрыться от всего, что воспринимается как угроза.

При таком взгляде становится ясно, что волк символизирует аффекты самого человека, все то, что способно разрушить его аккуратный мирок.

О чем идет речь? Обо всем, что противоречит невыносимо строгим нравственным идеалами обсессивного человека. Прежде всего, об агрессии и сексуальном влечении. Во внешнем смысле “волк” – это любые события, процессы, другие люди, которые не вписываются в ригидную картину мира, столь ценимую Наф-Нафом.

Обессивно-компульсивный характер

 

Вполне возможно, обсессивно-компульсивный характер в современном западном мире встречается чаще других. Откуда это громоздкое название? Обсессиями называют навязчивые мысли, а компульсиями – навязчивые действия. Можно сказать проще – это человек, который умеет думать и делать, но не умеет быть и чувствовать.

Обсессии и компульсии знакомы всем нам. Кому не доводилось доедать порцию до конца ради того, чтобы тарелка была чистой? Или считать щели между плиткой, гуляя по тротуару? Многим знакомо состояние, когда мысли не слушаются и мешают сосредоточиться или уснуть. Мы так и говорим – “дурные мысли лезут в голову”. Итак, обсессии обычно воспринимаются как что-то чужеродное, навязчивое.

2015-08-04_09-36-26_765735-550x275

Как и любой характер, обсессивно-компульсивный имеет разную “степень тяжести”. Например, один мужчина, несмотря на аккуратность и пунктуальность, постоянно опаздывает на работу. Из-за этого ему приходится выслушивать претензии начальника и шуточки коллег. Из-за этого приходится много стыдиться. И все же сотрудник не раскрывает причину своей несобранности. Каждое утро он выходит из дома вовремя. Но через пять минут у него возникает мысль – “не забыл ли я закрыть двери”. Какое-то время он колеблется, но тревога нарастает. Чтобы ее уменьшить, мужчина возвращается и проверяет двери. Конечно, они заперты. Однако через несколько минут мысль возвращается снова. Тревога опять подскакивает, и отчаявшийся сотрудник возвращается уже во второй раз.

Мужчина в этом примере скрывает свои странности от коллег. То есть он в состоянии критически оценить собственное поведение. Он прекрасно знает, что ведет себя абсурдно, нелогично, бессмысленно. В этом суть обсессивно-компульсивных нарушений. Нечто вызывает в человеке тревогу и навязчивые мысли. Чтобы облегчить свое страдание, он вынужден совершить некий “ритуал”.  Случается, что навязчивости связаны с темой чистоты. Тогда человек, например, моет руки так часто, что наносит вред собственной коже. Компульсией можно считать и переедание с последующим вызыванием рвоты. Вариантов страдания много, но механизм похож.

Обсессивная религиозность

В свое время Зигмунд Фрейд говорил об обсессивно-компульсивном неврозе в религиозном контексте. Как известно, он вообще считал религию “массовым неврозом”. Звучит нелестно, но к мудрым критикам всегда стоит прислушаться.

Инфантильно воспринимаемая религиозность действительно может подпитывать обсессивные наклонности. Нередко можно столкнуться с тем, что духовная жизнь эмоционально травмированного человека во многом определяется навязчивостями. Скажем, нездоровое отношение к исповеди – кающийся не в состоянии остановиться, ему страшно, что подготовленный список прегрешений на пяти листах – недостаточно полный, его мучают мысли о том, что даже после самой тщательной исповеди он остается “грязным”. Или перегибы в молитвенных практиках, когда человек стремится “правильно” прочитать пять литаний, но совершенно не стремится к разговору с Богом по душам.

 

Конечно, сюда же можно отнести “нечистые помыслы”. Многие верующие переживают из-за неконтролируемых мыслей сексуального содержания. Не стану отрицать, такие мысли можно воспринимать и как искушение, но все же часто они вызваны вполне естественными факторами. Скажем, неосознанной (или даже осознанной) установкой, что сексуальность – это “волк”, которого ни за что нельзя подпускать близко. Но, как мы уже выяснили, если волка не впустить в дверь, он забирается внутрь через дымоход.

obsessivno_kompulsivnoe_rasstroystvo

В поисках баланса

Где же выход? Человеку с обсессивным характером придется постепенно (быстро не получится) научиться встречаться с тем, от чего он защищается навязчивостями. В общем, ему придется научиться чувствовать, быть спонтанным, общаться с нерациональной, неупорядоченной, “неправильной” частью своей души. Конечно, это пугает. Наф-Наф в таком приглашении склонен услышать побуждение к другой крайности – “мне что теперь, всегда поддаваться возбуждению и гневу? Мне что, разрушить все, что я с таким трудом создавал?”. Скажем прямо, обсессивных людей раздражают разговоры психологов о том, что чувства тоже важны. Их раздражение понятно. Это ведь тоже способ уменьшить тревогу и защитить свою “крепость”.

Обсессивный человек должен не только умом, но сердцем признать, что неопределенность – неотъемлемая часть жизни. Умом-то он понимает, что невозможно все контролировать, но глубоко внутри убежден – если все сделать “правильно”, ничего плохого не случится. Это магическая убежденность 5-летнего ребенка. Кстати, этого внутреннего ребенка неплохо бы наконец заметить и полюбить, а то ему страшно.

На пути внутреннего развития обессивный человек может расширить свои границы, открыв в себе сердечность, доверие, смелость, умение быстро прощать, при этом сохраняя и “старые” качества – ответственность, усердие, взвешенность. Порядок и хаос, правильность и несовершенство, духовное и телесное в жизни расположены бок о бок. Это невозможно отменить, это можно лишь признать и до известной степени интегрировать в свой характер.

Advertisements
Šis ieraksts tika publicēts По-русски. Pievienot grāmatzīmēm tā pastāvīgo saiti.

Komentēt

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Mainīt )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Mainīt )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Mainīt )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Mainīt )

Connecting to %s