Духовник или психолог?

terapia-tercera-generacion-torrelodones_0

Грань между духовным и душевным, религиозным и психическим кажется четкой только на бумаге. Встречаясь с человеком в пастырской или терапевтической беседе, мы неизбежно встречаемся со всем его миром.

Продолжая тему о месте христианства в психологии и психологии в христианстве, публикую перевод статьи польского журнала  Gość Niedzielny, латышская версия которой недавно появилась на портале Civitas.lv.

К священнику или к психологу?

“Куда податься – к священнику или к психологу? Не всегда ясно, где лучше искать помощи, когда человеку душа болит. И для обретения психического и духовного равновесия могут пригодиться оба помощника.

Конфессионал (“кабинка” для исповеди) и кабинет психолога являются немыми свидетелями того, как люди борются со своими слабостями, тяжелым опытом и травмами. При этом случаются большие или маленькие победы, когда могло бы показаться, что вызов явно выше человеческих сил. В первом случае действует главным образом благодать, во втором – природа. Что делать, если невозможно “все решить” только у духовника или только у психолога?

Марта много лет была религиозно активной, входила в одну из приходских общин. Но ряд событий привел к тому, что она постепенно отошла от сакраментальной жизни. У женщины возникли эмоциональные проблемы на религиозном фоне: самоосуждение и страх божьей кары. В итоге она попала к психологу, который посоветовал какое-то время в храм не ходить, так как каждый такой визит усугублял приступы паники и вызывал ужасные фантазии. Женщина послушалась специалиста.

DSC_0122

Поведение Петра уже долгое время тревожило его знакомых. Мужчина все меньше контролировал свои реакции и слова. Его состояние ухудшилось до такой степени, что друзья решили отправить его к экзорцисту. Священник быстро разобрался, что дело не в одержимости, а мужчине нужна помощь психиатра. Правда, демонизация проблем Петра со стороны близких лишь усугубила симптомы.

В первом случае дело зашло так далеко, что обращение к психологу казалось хорошим решением. К сожалению, он нарушил границы своей компетентности, оказав влияние на систему ценностей клиентки. По словам иезуита Яцека Прусака, священника и психотерапевта, если психолог видит, что чувство вины клиента происходит от конфликта ценностей и связано с религией, стоит инициировать встречу с духовником. Со стороны психолога не будет корректно освобождать человека от угрызений совести (которые могут быть как обоснованными, так и невротическими), утверждая, что причина расстройства – религия. А вот в случае Петра его близкие напрасно не поверили в естественное решение. К счастью, сам экзорцист признал, что данный случай не в его компетенции.

Золотая середина

Еще недавно посещение психолога или психиатра в Польше считалось чем-то постыдным. Фраза “тебе бы подлечиться” означала – “ты с ума сошел”. За 10 лет количество клиентов психологов выросло на 30%. Означает ли это, что люди перестали стесняться психологических проблем? А может, у них выросла склонность к эмоциональным расстройствам?

Понятно, что в обществе улучшился уровень знаний о психологии в целом. Одновременно применение психологических методов вошло в моду, перенятую с Запада. В некоторых городах, например, в Кельне (Германия) кабинет психолога можно найти на каждой второй улице. Советы психологов и длительная терапия часто заменяют людям исповедь.

confessions-about-confession

В Церкви можно столкнуться с разным отношением к достижениям психологии. Одна позиция – недоверие к терапии и психологическим терминам в пастырской практике. Считается, что эмоциональные расстройства – это следствие моральной неупорядоченности и конфликта совести. Так что, для решения хватает хорошей исповеди. Подчеркивается, что люди веками шли к святости без психотерапии.

Другая позиция выражается как чрезмерная психологизация духовного руководства и пастырской практики. Участница одного ретрита вернулась домой разочарованная, так как её духовником там был назначен светский психолог, который занимался скорее психотерапией, а не духовным распознаванием.

Верующий заинтересован, чтобы его духовник был психологически чувствительным (и мог порекомендовать психолога, если в этом есть необходимость). Зато для психотерапевта важно разделять или хотя бы уважать религиозные взгляды клиента и побуждать его к контакту с духовником, если он видит, что достигнуты пределы его профессиональной компетенции, считает о.Прусак.

“Невозможно свести все эмоциональные проблемы или психические нарушения к конфликту совести. Часто человеку нужна помощь мудрого исповедника и психолога, чтобы он перестал винить себя и называть грехом то, что таковым не является. При этом нельзя приравнивать таинство и духовное наставничество к терапевтическим техникам. Главная цель исповеди – примирение, а не психическое облегчение, хотя и оно может быть плодом признания своей вины”, – полагает священник.

Advertisements
Šis ieraksts tika publicēts Publikācijas ar birkām , , , , , , , . Pievienot grāmatzīmēm tā pastāvīgo saiti.

Komentēt

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Mainīt )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Mainīt )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Mainīt )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Mainīt )

Connecting to %s