Стоит быть отцом

Father-Son

Отцовство – это призвание. Как и всякое призвание, это сложный путь, задача длинною в жизнь. Как и всякое призвание, это больно. Но только на этом пути мы становимся самими собой.

Я принадлежу к поколению «безотцовщины». К тем парням, которые в детстве не знали, что такое крепкое отцовское плечо, доверительный разговор с мудрым и надежным папой, мужская поддержка. К тем парням, которые не получили отцовского благословения, подтверждения своей мужественности. Вместо этого они получили либо проклятие в виде бессмысленной злобы, критики, насилия, либо просто молчание. Трудно сказать, что из этого хуже.

Джон Элдридж в «Необузданном сердце» пишет, что у каждого мужчины глубоко в сердце есть рана. И эту рану чаще всего наносит отец. Увы, это очень похоже на правду.

father-son-lion-wallpaper

Правда и то, что образ отца у ребенка переносится на образ Бога. Для маленького мальчика или девочки отец земной и небесный – почти одно и то же. Если папа – домашний тиран, пьяница или холодный, равнодушный «добытчик», скоро ребенок сделает вывод, что Бог – такой же.

Не знаю, сколько времени нужно в дальнейшем, чтобы изменить/исцелить эту схему мышления. Судя по моему опыту, двадцати лет недостаточно.

Моему поколению нанесли тяжелую рану. Но беда ещё и в том, что она передается по наследству. Мужчина, не получивший благословение отца, и сам не может передать его своему сыну. Как передать то, чего у тебя нет? Как быть «хорошим папой», если ты никогда не видел, что это такое? Как быть отцом, если само слово «отец» для тебя – пустой звук?

father_and_son_by_movolino

Внутреннюю пустоту, оставленную в нас нашими отцами, не заполнить сексом, алкоголем или успешной карьерой. Но шанс есть. Яцек Пуликовский в своих книгах и выступлениях говорит, что существуют три возможности для реальных перемен к лучшему.

Воспитание (не зависит от нас)

Это то, что не получилось у многих наших отцов. От нас это не зависело. Это прошлое, с которым нужно “всего лишь” примириться. Иногда рана настолько глубока, что примирение растягивается на годы.

Самовоспитание (полностью зависит от нас)

Я понимаю это как работу над собой. Путь внутреннего исцеления, осознанное движение навстречу своим страхам, ежедневная дисциплина (это обозначается красивым словом «аскеза»), постоянное развитие за счет мудрости и положительного опыта других людей.

Яцек Пуликовский

Яцек Пуликовский

Благодать (зависит от нашей веры и доброй воли)

Помощь свыше. Для неверующего человека этот путь не существует, но для верующего он открывает широкие возможности. Пустоту, оставленную земным отцом, может заполнить лучший Отец.

Но все это только теория, если наш образ отца будет вечно оставаться на уровне восприятия раненного ребенка.

Этот ребенок либо всего боится, либо ожидает, что ему все принесут на блюдечке (так часто поступают с сыновьями одинокие матери, тщетно пытающиеся сыграть «обе роли»). Путь веры ведет в другом направлении. И он всегда связан со 2-м пунктом («Самовоспитание»).

Реализация призвания к отцовству возможна, несмотря на страшную рану в нашем сердце. Более того, этот путь лежит именно через рану, через ту боль, которая должна быть названа по имени. Только так мы получим то, чего не дали нам наши отцы. И передадим это дальше. Оно того стоит.

Advertisements
Šis ieraksts tika publicēts По-русски, Publikācijas ar birkām , , , , . Pievienot grāmatzīmēm tā pastāvīgo saiti.

Komentēt

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Mainīt )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Mainīt )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Mainīt )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Mainīt )

Connecting to %s